История вопроса

Эфирный Интернет v 1.0
1 февраля 2002 г. - 1 января 2011 г.

Re: История вопроса

Сообщение regulman » 23 апр 2012, 16:59

Аватара пользователя
regulman
 
Сообщения: 810
Зарегистрирован: 13 янв 2011, 14:10
Откуда: Одинцово Московской области

Re: История вопроса

Сообщение regulman » 01 мар 2013, 17:41

МИХАИЛ ЛЕСИН: МОСТ СОЖЖЕН
22—28 декабря 2008 года

Что происходит?
Кто виноват?
Что делать?

МИХАИЛ ЛЕСИН: МОСТ СОЖЖЕН
Три наивных вопроса задавал Дмитрий БЫКОВ

Если бы я ненавидел министра печати Лесина самой лютой ненавистью, если бы он отравлял мои сны, из ночи в ночь удушая волосатыми ручищами трепещущую печать, -- все равно я полюбил бы его в конце сентября. Я вообще ужасно люблю людей, по которым выстреливают столько СМИ сразу. Это вбито в меня с детства. И тогда же, в детстве, я научился не очень любить людей, которые свято уверены в своей нравственной безупречности. Так называемая российская либеральная оппозиция в этом смысле очень мало отличается от оппозиции красно-коричневой.
В ситуации с пресловутой подписью под роковым шестым приложением к мостовско-газпромовскому договору Лесин явно подставился. Как говорят в боксе, раскрылся. На этом он, конечно, сильно проиграл в общественном мнении, и моя внезапно проснувшаяся симпатия вряд ли послужит ему компенсацией. Однако высказать свою точку зрения на происходящее он, мне кажется, должен. Об этом я его и попросил.

-- Михаил Юрьевич, правда ли, что вы уехали «на ковер» к премьер-министру с шашлыков и вернулись на шашлыки же?

-- Истинная правда.

-- Вы так легко отнеслись к предстоящей выволочке? Или, наоборот, спешили наесться для храбрости?

-- Это была давно запланированная встреча с журналистами, посвященная годовщине работы нашего министерства. В ресторане «Подмосковные вечера». Я не видел оснований эту встречу отменять -- приглашено было больше ста человек. Естественно, гостям было интересно, чем наша встреча с премьер-министром закончится. И потому вернулся я опять же в ресторан, где честно рассказал, как все было.

-- Можно и мне? А то меня там не было.

-- Да, жаль, что вас не было с нами. Я рассказал Михаилу Михайловичу о том, как моя виза появилась под договором между «Газпромом» и «Мостом». Чем я мотивировал свое согласие эту визу поставить. Объяснил, почему, на мой взгляд, это не является никаким нарушением. Михаил Михайлович сказал, что принял мой рассказ к сведению и воздержится от каких-либо действий до юридической экспертизы. Экспертиза состоялась, действия последовали.

-- И что сказали эксперты?

-- Дословно я вам сказать этого не могу, поскольку экспертизу заказывал не я. Но, насколько мне известно, суть заключения в том, что я как государственный служащий этой подписью не брал на себя никаких обязательств. То есть просто признавал, что я в курсе.

-- А чем Гусинский мотивировал свою просьбу об этой визе?

-- Ну, состояние было достаточно невротическое -- как любой нормальный человек, он пытался укрепить позиции. Мы знакомы не первый год, отношения бывали разные, но если есть возможность получить подпись -- почему ее не получить? Он знал, что я не одобрял его ареста. Что высказывался на эту тему не только перед журналистами.

-- То есть и на достаточно высоких этажах?

-- Да. Я считаю, что эта акция была слишком демонстративна со стороны Генпрокуратуры. Особенно применительно к человеку, в чьем распоряжении находится столько СМИ: это немедленно будет интерпретировано как угроза для них. Правда, я и не был тогда в курсе относительно реального объема долгов. И тем не менее я не скрывал своего мнения об аресте Гусинского. Я достаточно ясно и публично сказал тогда, что не вижу необходимости в крайних мерах воздействия на человека, даже если он много должен. Лишение свободы -- это чрезвычайно тяжелая мера. Если человек не представляет социальной опасности -- зачем ее применять до суда, пока вина еще не доказана? Существует подписка о невыезде. Кстати, Владимир Александрович, видимо, считает иначе. Его любимый аргумент в разговоре с неподатливым собеседником -- «Я тебя посажу». Я это знаю не понаслышке. В общем, если человек очень долго пугает окружающих тюрьмой или сумой, это рано или поздно отзывается в его судьбе каким-то мистическим образом.

-- Тогда почему ж он спустя два месяца вдруг обнародовал эти протоколы? Можно бы раньше, было бы куда эффектнее.

-- Пьянящий воздух свободы сыграл с профессором Плейшнером злую шутку. Я не допускаю мысли, что все это была хитро задуманная, хорошо разыгранная комбинация. Я помню, как Игорь Малашенко -- человек, которого я давно знаю и у которого многому научился, -- мне говорил: ты наша единственная надежда на то, что условия договора будут соблюдены. Видимо, было решение использовать все резервы. Раз есть подпись министра, почему не использовать? Долги-то платить ой не хочется. Если бы Владимир Александрович дал пресс-конференцию через пятнадцать минут после приземления в Испании, его демарш выглядел бы куда как эффектнее. Видимо, полтора месяца ушли на какие-то лихорадочные метания, на поиски спонсора, латание дыр. Когда не осталось никаких шансов, решили сжечь мост. Простите за невольный каламбур.

-- То есть мост сожжен?

-- Видите ли, когда я визировал этот шестой протокол, я придерживался другого, нежели сейчас, мнения о гг. Малашенко и Гусинском. Действительность несколько превзошла мои представления о человеческой природе, об ее, так сказать, безднах. Думаю, что после всего случившегося уже никаких дел, встреч и контактов с этими людьми у меня не будет. Нужда научит калачи есть. Но это я могу гарантировать достаточно жестко.

-- А попыток с их стороны не было? Встретиться, договориться?

-- Ну, кому же приятно нарываться на отказ.

-- Можно все-таки сказать, в чем заключался смысл пресловутого шестого протокола? Он хоть и опубликован, но полон юридических темнот.

-- По-моему, наоборот -- очень понятный документ. Речь о том, что договор вступает в силу, только если Гусинский не находится под стражей. Согласитесь, смешно взыскивать долги с человека, который сидит в тюрьме.

-- То есть ни о каком отказе от политики НТВ как об условии свободы Гусинского речи не шло?

-- Речь, повторяю, шла о том, что «Газпром» может взыскивать долги, только если Гусинский на свободе. Регламентируется поведение «Газпрома», а не Гусинского. Вот и все. Никакой политики. Никто ни у кого ничего не отбирает. Напротив, гарантируют, что и не будут отбирать, если человек попадет под арест.

-- А как вы относитесь к формулировке, прозвучавшей из уст Горбачева якобы в беседе Путина с ним? О том, что наличие вашей подписи под таким документом «недопустимо»?

-- Я и сам считаю, что мое участие в этом как министра недопустимо. Почему я все-таки завизировал этот документ? Потому что я как отраслевой министр заинтересован прежде всего в том, чтобы моя отрасль была стабильной. И документ доказывает, что проблемы, в ней возникающие, могут быть решены мирным путем. Я знаю медийный рынок, знаю людей, которые там работают. И должен прилагать максимум усилий к тому, чтобы все развивалось спокойно. К сожалению, я как чиновник не понял, что моя подпись может быть использована против меня. Но я хотел помочь -- и помогал Гусинскому не как чиновник, а как человек, давно его знающий.

И конечно, если бы я мог тогда предполагать, что впоследствии скажут, будто я требовал какие-то комиссионные. Что приставлял к Гусинскому пистолет. Нет, мои представления об этом человеке не шли так далеко. Мне представлялось, что эти люди, даже загнанные собственной политикой в финансовый тупик, все-таки мыслят со мной одними категориями, все-таки думают о каком-то общем нашем будущем. Я сожалею, что эмоции и желание любым способом добиться выгодного финансового результата затмило у этих людей представление о порядочности.

-- И все-таки, если Гусинский будет арестован опять -- от чего боже упаси, -- вы будете его защищать?

-- Я буду повторять только одно: содержание под стражей, в моем понимании, -- крайняя мера. Если Гусинский не будет бегать по улице с топором, от чего действительно боже упаси, -- я не буду считать, что он социально опасен. Хотя по строгому счету он создал в русском бизнесе чрезвычайно заразный и опасный прецедент. Нельзя быть таким невротиком и трусом. И мне бы не хотелось, чтобы российский бизнес оценивался по действиям господина Гусинского.

-- Вы допускаете, что новое уголовное дело против Гусинского связано с обнародованием шестого протокола?

-- Уголовное дело против Гусинского связано с тем, что не надо активы выводить, особенно обремененные долгами. Долги надо отдавать. Но это уже, как говорится, пусть следствие разбирается. Вообще Гусинский любит повторять: «За слова надо платить». Я, со своей стороны, ничего против такого ответственного подхода не имею.

-- Вы не хотели в конце сентября подать в отставку? Потому что очень уж дружный залп.

-- В какой-то момент я не то чтобы пожалел себя, а расслабился. Мне хотелось спросить: ну за что, если честно-то? Ведь я пока, слава богу, не сделал ничего, что подтверждало бы усердно создаваемую мне репутацию душителя. «Не кричи, я еще ничего не делаю». Были конфликты, да. Были спорные ситуации. Все они улаживались мирным путем, без запретов и окриков. И в ситуации с Гусинским я по его личной просьбе расписался только в том, что я в курсе условий, на которых он договорился с «Газпромом», -- вот и все, за что ж такая любовь-то? В конце концов весь этот год я работал не для себя. Большинство СМИ находятся в зоне риска. Я всячески стараюсь их из этой зоны риска вывести. Ход был бы признанием вины. Признанием, что у меня не получилось. Что все эти люди, которые работали со мной на ВГТРК и здесь, доверяли мне напрасно. Поэтому я быстро взял себя в руки и сказал: «Сигизмунд, что ты делаешь?!»

-- Тут широко комментируется ваш последний выпад в адрес «Кукол» -- нельзя, мол, так не любить свою Родину.

-- Я объясню вам. Вообще вы этого уже не застали, наверное, но в семидесятые годы мы все были стихийными западниками. Стены квартир увешивались картинками из американских журналов -- огромные закаты, океаны, какие-то рок-звезды. Автоматически домысливалось: а мы тут, в снегу. Чтобы не сказать в навозе. Вот это у многих людей осталось до сих пор. Люди не успели полюбить свою страну, да что полюбить -- просто почувствовать ее своей. Укоренился презрительный на нее взгляд, потому что это тогда было модно. Прогрессивно. Это до сих пор выглядит прогрессивно -- считать, что твоя Родина достойна только презрения. По-моему, это утомительно -- все время ругать свой дом. Особенно если ты в нем далеко не самый бедный житель.

-- Как по-вашему, сколько СМИ контролирует сейчас Гусинский?

-- Я не буду называть конкретных СМИ, потому что это некорректно. Но вообще у Гусинского довольно забавная и продуктивная форма влияния на СМИ. Это не покупка, не оплата материалов, не истерические звонки на верстку, нет: это зомбирование, причем хорошо продуманное. Гусинский сам по себе чрезвычайно авторитарный человек, абсолютный диктатор, любое несогласие с собою рассматривающий как покушение на святыню. И он прекрасно умеет обрабатывать людей: он внушает им, что они -- самые лучшие. Передовой отряд. Горстка избранных, сражающихся с чудовищным, жестоким миром. И эта позиция сама по себе настолько привлекательна, настолько соблазнительна, что и покупать никого не надо. Человек уже ваш. Причем выбираются не просто СМИ и не просто журналисты, но лидеры, люди с амбициями и влиянием. Через неделю такой обработки человек и сам верит, что он -- последний оплот свободы. Этот способ гениально уничтожает любую корпоративную солидарность. Вы уже не можете высказать своего мнения, не боясь навеки получить ярлык слуги кровавого режима. Журналистское сообщество сегодня не просто расколото -- появились как бы «журналисты» и «не-журналисты». Скоро они перестанут руки друг другу подавать -- только потому, что одни согласны с Гусинским, а другие нет. И еще один способ развращения журналистского сообщества: «Мост» платил исключительно дорого. Правда, и продукт давал качественный. НТВ жило не по средствам, но это стало и общей бедой. Столько платить журналистам сейчас никто не может. Думаю, есть риск, что качество НТВ в ближайшее время может снизиться очень существенно -- это довольно болезненный процесс.

-- О чем вы говорили с президентом?

-- Если президент найдет нужным, он сам что-то расскажет. В принципе для чиновника президент -- это Самый Главный Начальник, и любой разговор с ним по определению конфиденциален. Печально, когда через пятнадцать минут после такого разговора собирают пресс-конференцию и рассказывают то, что было, и то, чего не было, но я не из их числа.

-- Вы имеете в виду Доренко?

-- Не только Доренко. Доренко, кстати, просто устал и запутался, по-моему. Это человек очень талантливый и очень тяжелый, но он навеки отравлен эфиром, ибо это наркотик. И он вернется в эфир, не сомневаюсь.

-- И последний вопрос: у вас на подоконнике стоит большой бронзовый броненосец. Это подарок, или просто для декоративности, или со значением?

-- Это со значением.

Дмитрий БЫКОВ
В материале использованы фотографии: Дмитрия КОРОБЕЙНИКОВА
Аватара пользователя
regulman
 
Сообщения: 810
Зарегистрирован: 13 янв 2011, 14:10
Откуда: Одинцово Московской области

Re: История вопроса

Сообщение regulman » 13 дек 2013, 17:18

ОТВЕЧАЯ ВЕНЕДИКТОВУ
Баранец Виктор Николаевич
Суббота, 27 Апреля 2013 г. 14:13
http://www.liveinternet.ru/users/2125404/post274099565/

Вот ваши слова, которые я привожу здесь полностью.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А вот его беспокоит, да. Ну, мы знаем уже, что Пермский край опроверг, что ему было дано поручение, но тем не менее, да? Или мы видим абсолютно, на мой взгляд, безобразный вопрос полковника Баранца по поводу Сердюкова и Васильевой. Ты можешь как угодно относиться к Сердюкову, ты говоришь все время и говоришь там «Честью клянусь, я – русский офицер». Я не помню, чтобы русские офицеры воевали с женщинами, я не помню, чтобы они обсуждали, нравятся им стихи этих женщин или не нравятся, и что их нужно сослать там в глубину сибирских руд.Это какая-то недостойная офицера позиция. Совершенно очевидно, что человек решает какую-то проблему. Всё, нет уже Сердюкова, уже сидит эта женщина под домашним арестом – это вообще не твой вопрос. Ты чего, парень? Ты входишь так же, как я, в общественный совет при министре обороны. В армии полно проблем. Она не наблюдает с открытым ртом стихи Васильевой. То есть человек выполнял чью-то просьбу, абсолютно очевидно. Для чего-то нужно было еще раз, там, нажать и повернуть. И такие вещи были.
Вот вам и общественный совет при министре обороны и люди которые там. Как думаете какие вопросы они могут задавать и решать?
==================================================================

1. "Или мы видим абсолютно, на мой взгляд, безобразный вопрос полковника Баранца по поводу Сердюкова и Васильевой".

ОТВЕЧАЮ:
Я не понимаю, почему мой вопрос Путину "безобразный"? Президенту страны было примерно 3,5 млн. вопросов. И более 20 тыс. из них тоже касались "безобразий" - коррупции в армии, разоблачений Сердюкова и его воровской кампашки в "Оборонсервисе". Люди возмущались мутным ходом расследования уголовных дел.
Думаю, что гражданских и военных людей, возмущающихся этим же, в России не 20 тысяч, а 120 миллионов.
Так что же "безобразного" есть в том, чтобы публично передать Путину это возмущение? И глаза в глаза спросить его, - ЧЬЯ же это сильная и таинственная рука манипулирует и следствием, и судом?
Как ВВП видит свою роль в том, чтобы следствие было объективным?

Что же касается вашего вопроса Путину, то теперь и я имею полное право дать ему свою оценку (хотя всегда считал и считаю, что по правилам корпоративной этики давать публичную оценку характеру вопроса коллеги по информационному цеху - невежественно и бестактно.
Но я вынужден "поднять перчатку", брошенную человеком, у которого явно нет даже примитивных понятий об этом).
Так вот: ваш вопрос был тупым в отличие от моего "безобразного". Хотя бы по части "Пусси райт".
Когда толпа музыкальных блядей споет в синагоге песню "Будь ты проклято, "Эхо мацы!", а их повяжут и отправят шить кальсоны в зоне, я тоже (подобно вам) буду орать про "кровожадность доверенных лиц" и требовать освобождения этих благородных дев, совершивших подвиг.

2. "Ты можешь как угодно относиться к Сердюкову, ты говоришь все время и говоришь там «Честью клянусь, я – русский офицер». Я не помню, чтобы русские офицеры воевали с женщинами, я не помню, чтобы они обсуждали, нравятся им стихи этих женщин или не нравятся, и что их нужно сослать там в глубину сибирских руд.Это какая-то недостойная офицера позиция".

ОТВЕЧАЮ:
Я никогда и нигде не говорил, и не писал вот так нелепо составленные вами слова «Честью клянусь". Более того, даже в моем блоге я не раз призывал офицеров не произносить и не писать без нужды слова "Честь имею!".
Вы же приписываете мне слова, которых я не говорил и не писал. Это по любым меркам - человеческим или профессиональным - невежественно и бестактно. Ибо ложь, навет и поклеп.

Лжете вы и тогда, когда приписываете мне слова "я – русский офицер».
Я никогда и нигде не мог произнести (или написать) эти слова потому, что я фактически никогда не был русским офицером (а был и остаюсь им всего лишь по духу, хотя впервые признаюсь в этом публично).
Довожу до вашего сведения: я украинец. А служил в Российской армии (чем и горжусь). Ваших заявлений типа "я - еврейский редактор" мне, к сожалению, услышать еще не удавалось. А хотелось бы.

Теперь что касается "войны с женщинами". Вы тут явно и иезуитски передергиваете: воюю я не с женщинами, а с ОБВИНЯЕМЫМИ В ПРЕСТУПЛЕНИЯХ. А это - очень разные понятия.
Васильева только по одному уголовному делу ОБВИНЯЕТСЯ в хищении 300 млн. рублей. Сметанова обвиняется в хищении 20 млн. рублей по той же статье УК.
Вот потому я и спросил Путина: почему люди, обвиняемые в гораздо более масштабных хищениях, валяются на домашнем диване и пишут стихи, а те, кто совершил преступления меньшего "объема", лежат на тюремных нарах? Где же тут "война с женщинами"?
Может, вам еще не известно, что я "воюю" и с другими женщинами Сердюкова, - с теми, которым он незаконно выделил аж 28 квартир в Москве, - тех самых квартир, в которых давно должы были поселиться офицеры-очередники.
Да, эти блатные дамы и с моей помощью сейчас выметаются из незаконно полученных жилищ в элитном доме. Но не на улицу! А в свои, давно полученные квартиры (у иных по две и по три).
Может быть, вы и эту мою борьбу за права бездомных офицеров тоже назовете "войной против женщин". Может быть, вы и это назовете позицией "недостойной офицера"?



3. "Совершенно очевидно, что человек решает какую-то проблему. Всё, нет уже Сердюкова, уже сидит эта женщина под домашним арестом – это вообще не твой вопрос. Ты чего, парень?".

ОТВЕТ:
Я решал, решаю и буду решать проблему борьбы с коррупцией в армии. Я занимаюсь этой проблемой в "Комсомолке" уже 14 лет. Опубликовал сотни материалов на эту тему. И еще опубликую. За материалы, разоблачающие коррупцию в армии, имею премии от Союза журналистов, Генпрокуратуры. Почему же это "не мой вопрос"? Ты че, паренек, с телеги в детстве упал или кипа мозги пережала?


4."Ты входишь так же, как я, в общественный совет при министре обороны. В армии полно проблем. Она не наблюдает с открытым ртом стихи Васильевой. То есть человек выполнял чью-то просьбу, абсолютно очевидно. Для чего-то нужно было еще раз, там, нажать и повернуть".

ОТВЕТ:
Я "выполняю просьбу" только собственной совести. Это моя принципиальная позиция.
Но раз ты сомневаешься, то позволь и мне сомневаться в том, что ты задал вопрос о Сталине не потому, что так тебе хотелось, а потому, что тебе приказали (или попросили) сделать это Госдеп или "Моссад".
Да, в армии полно проблем, я как-то об этом знаю. И коррупционная грязь в армии - одна из важнейших таких проблем. Очищение от такой грязи - тоже одно из стратегических направлений военной реформы. Ибо нам предстоит реформировать не только округа, флоты, армии, дивизии и бригады, но и души людские.
Я с первого дня назначения Сердюкова "воевал" с ним. Доказательства? Десятки материалов.

Но почему же ты, хлопчик, так рьяно защищаешь его? Я не буду говорить категорично и утвердительно, как ты - "абсолютно очевидно".
Я буду говорить - "может быть".

Так вот.
Может быть, ты так рьяно защищаешь бездарного министра потому, что люди Сердюкова таскали тебе бабло за то, чтобы твоя радиостанция припудривала прыщавую жопу сердюковской военной реформы и создавала "позитивный образ" армии? А бабла на это (на "позитивный образ армии" в СМИ) отваливали много. По моим данным, в разные годы - от 100 до 200 млн. рублей.
Сколько из них осело в карманах "Эха мацы"?

Может быть, ты так рьяно защищаешь Сердюкова потому, что офисы Сердюкова и Васильевой (по 600 кв. метров) соверешенно случайно оказались в том же доме на Арбате, где расположена радиостанция, а Следственный комитетналожил арест на хоромы и помешал тебе бесплатно "перехватить" их под свою крышу? А, сынок? Ты-то чью "совершенно очевидную просьбу" выполнял?


5. "Вот вам и общественный совет при министре обороны и люди которые там. Как думаете какие вопросы они могут задавать и решать?".

ОТВЕТ.
Сынок, ты так же безобразно относишься к словам, как и к своей прическе. Ну нельзя же с провинциальным невежеством обзывать совет, в который ты входишь. Общественный совет создан при Министерстве, а не при министре обороны.Как говорят в армии, учи матчасть, сынок.

Какие вопросы я могу задавать и решать?
Вопросы могу задавать любые.

Например, я поставлю вопрос о том, чтобы старый Общественный совет первым делом отчитался о том, как расходовались деньги на создание положительного образа армии в СМИ? До последнего рубля. В том числе и потребую документы на оплату военных передач на "Эхе Москвы".
И чтобы следователи обязательно проверили финансовые документы на твоей радиостанции. Причем, просить меня никто не будет. Я сам подниму этот вопрос.

Но задавать вопросы очень легко. Самое главное - решать их.
Еще до появления в Общественном совете я реально помог многим офицерам (у которых было очень тяжелое семейное положение) получить квартиры или вернуться в армию. Они могут подтвердить это.
Я тоже приложил руку к тому, чтобы блатных сердюковских дамочек вышвырнули из незаконно затятых элитных хат в Москве.
Я первым поднял в газете, на радио и телевидении шум вокруг старинных картин классиков русской живописи, которые по распоряжению Васильевой и приказу Сердюкова изъяли из Культурного центра Вооруженных сил.И добился того, чтобы все они вернулись на родное место.
Я бы мог приводить здесь десятки примеров конкретного решения людских проблем.
Но не будем "мериться пиписьками". Я просто хочу сказать, что заработал моральное право быть в ОС реальной работой, а не пизд-жом в эфире. Хотелось бы и мне услышать от тебя, что ты конкретно сделал для военных людей (радиоттреп не в счет).
Я готов отчитаться перед ними. А ты?
Аватара пользователя
regulman
 
Сообщения: 810
Зарегистрирован: 13 янв 2011, 14:10
Откуда: Одинцово Московской области

Re: История вопроса

Сообщение regulman » 14 янв 2014, 19:00

Я вот всё думаю: писать об этом или не писать?
13th January 2014
http://www.twitlonger.com/show/n_1rvpnpg

Изображение

Я вот всё думаю: писать об этом или не писать? Во-первых, это не моя "кафедра". Во-вторых, мне и так есть чем заняться - причем с утра до позднего вечера. Но, тем не менее, бывает и выходной воскресенье, и просто случайные взгляды на экран включенного без звука в рабочем кабинете ТВ... Да и коллеги по ВПК и аппарату Правительства говорят меж собой о том же. Как нам поднять промышленность и страну в целом, когда по ЦТ гонят потоки пошлости, и даже в новостных блоках можно узнать о чем угодно в Голливуде или в Британской королевской семейке, но только не о собственной стране? Я не про ублюдочные ОГОНЬКИ... Я про обычные новости, в которых даже про Президента рассказывают не по сути его решений, а так... технологией ВЫНУЖДЕННОГО ПИАРА.
В реестр предприятий ВПК входит более 1350 заводов, предприятий, научных институтов. Что сказано о них, об их первых достижениях, об обновлении производства, о молодых характерах, решивших вопреки государственной пропаганде пойти к станку на оборонном заводе? Что о них сказано за рамками редких тематических программ на канале "Россия-24", которые мы пробиваем, как будто это наше шкурное дело? Есть ли вообще на каналах государственного и полугосударственного ТВ журналисты, продюсеры, руководители, кто думает о будущем страны? Думает так же, как мы? Или важнее "форматы", закупленные за рубежом телешоу и прочие ваши придумки, скрывающие вашу лень, бесталанность, глубокую и неискоренимую вашу русофобию и презрение ко всему, созданному отечественным трудом и великой культурой России?
Я поручил сегодня пресс-службам наших корпораций, интегрированных структур в области космоса, авиа-, судо-, двигателе-, вертолето- и иного строения собирать по крупицам факты реального подъема промышленности страны, восстановления ее великого ВПК, в целом - новой индустриализации страны. Будем делать свою "фабрику новостей" - настоящих, оптимистичных, поднимающих народ на новые свершения.
Кто-то хочет сделать из нас быдло, гогочущее над ежечасной ТВ-развлекухой. Мы же хотим вернуть народу надежду, основанную на реальных, первых, но уже убедительных фактах возрождения национальной промышленности России.
Аватара пользователя
regulman
 
Сообщения: 810
Зарегистрирован: 13 янв 2011, 14:10
Откуда: Одинцово Московской области

Пред.

Вернуться в Прекращение доступа через подключения Эфирного Интернета в Москвском регионе

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron