мозаика

* Зава́линка — сооружение-насыпь вдоль наружных стен в основании по периметру деревянного дома (бани) служит для предохранения постройки от промерзания зимой. В настоящее время завалинкой часто называют просто лавку (скамейку), стоящую у стены дома.
* Завалинка — интеллектуальная игра

Re: мозаика

Сообщение regulman » 30 июл 2014, 23:41

ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ!
http://russian.moscow.usembassy.gov/visas.html

Снимок.png


В данный момент Бюро по консульским вопросам Государственного Департамента США испытывает технические неполадки паспортно-визовой системы, которые повлияли на процесс выдачи виз во всем мире. Данная проблема – глобальная и не зависит от какой-либо определенной страны или визовой категории. Мы приносим свои извинения заявителям за задержку. Мы вернем Ваш паспорт с визой, как только данная проблема будет устранена. К сожалению, в данный момент мы не можем сообщить, сколько времени это может занять.

Заявители, которые проходили собеседование в Посольстве/ Консульстве после 21 июля и хотели бы временно вернуть свой паспорт без визы США, могут связаться с нами по электронной почте consulmo@state.gov с темой письма ВОЗВРАТ ПАСПОРТА. В письме укажите Ваше полное имя, дату рождения как указано в паспорте, и номер паспорта.

Если Вам предстоит срочная поездка в США, пожалуйста, свяжитесь с нами по электронной почте consulmo@state.gov с темой письма СРОЧНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ и укажите в письме Ваше полное имя, дату рождения как указано в паспорте, номер паспорта, а также причину, по которой Вам срочно необходимо получить визу США. Пожалуйста, примите во внимание, что только действительно неотложные случаи - экстраординарные обстоятельства гуманитарного характера, вопросы жизни и смерти, могут быть рассмотрены как исключительные.

Мы благодарим Вас за терпение и приносим свои извинения за принесенные неудобства.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Аватара пользователя
regulman
 
Сообщения: 810
Зарегистрирован: 13 янв 2011, 14:10
Откуда: Одинцово Московской области

Re: мозаика

Сообщение regulman » 31 июл 2014, 23:48

The Queen's hidden cousins: They were banished to an asylum in 1941 and left neglected now an intriguing documentary reveals all
22:58 GMT, 11 November 2011
http://www.dailymail.co.uk/femail/artic ... s-all.html

article-2059831-0EB9059E00000578-754_468x404.jpg


Спрятанные королевские кузины
31.07.2014
http://ribalych.ru/2014/07/31/spryatann ... ie-kuziny/

30819.jpg
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Аватара пользователя
regulman
 
Сообщения: 810
Зарегистрирован: 13 янв 2011, 14:10
Откуда: Одинцово Московской области

Re: мозаика

Сообщение regulman » 02 авг 2014, 20:13

Заявление заместителя директора Департамента информации и печати МИД России М.В.Захаровой в связи с обострением ситуации в зоне нагорно-карабахского конфликта
1843-02-08-2014
http://mid.ru/brp_4.nsf/newsline/66C2EC ... 28003B1CDA

Выражаем серьезную озабоченность в связи с резким обострением ситуации в зоне нагорно-карабахского конфликта, повлекшим за собой значительные человеческие жертвы. Приносим глубокие соболезнования семьям погибших.
Рассматриваем события последних дней как серьезное нарушение договоренностей о прекращении огня и заявленных намерений достигнуть урегулирования политическими средствами.
Исходим из того, что дальнейшая эскалация недопустима. Призываем всех участников противостояния проявить сдержанность, отказаться от использования силы и предпринять незамедлительные меры, направленные на стабилизацию положения.

2 августа 2014 года


В Нагорном Карабахе погибли четверо военнослужащих Азербайджана
http://www.dw.de/%D0%B2-%D0%BD%D0%B0%D0 ... a-17827739

Международные посредники выразили обеспокоенность по поводу возобновившихся столкновений в Нагорном Карабахе. За два дня там погибли несколько человек с обеих сторон.


 нажми
В ходе возобновившихся столкновений в Нагорном Карабахе погибли четверо военнослужащих Азербайджана. Об этом в субботу, 2 августа, сообщается на официальном сайте министерства обороны страны. В то же время агентство dpa со ссылкой на представителей непризнанной Нагорно-Карабахской республики сообщает о двух погибших армянских солдатах. Противоборствующие стороны обвиняют друг друга в нарушении демаркационных линий.

Это уже не первая вспышка насилия в регионе за эту неделю. В пятницу, 1 августа, в стычке были убиты трое азербайджанских солдат, семь были ранены, указывает агентство AFP.

Международные посредники, которые в течение многих лет стремятся помочь двум сторонам конфликта достичь мира, выразили обеспокоенность по поводу возобновившихся столкновений. "Месть и дальнейшее насилие только усложнят достижение мирного урегулирования", - заявила представитель пресс-службы госдепартамента США Мэри Харф. Соединенные Штаты в очередной раз призвали президентов Армении и Азербайджана встретиться за столом переговоров.
Аватара пользователя
regulman
 
Сообщения: 810
Зарегистрирован: 13 янв 2011, 14:10
Откуда: Одинцово Московской области

Re: мозаика

Сообщение regulman » 04 авг 2014, 20:32

phpBB [video]
Аватара пользователя
regulman
 
Сообщения: 810
Зарегистрирован: 13 янв 2011, 14:10
Откуда: Одинцово Московской области

Re: мозаика

Сообщение regulman » 05 авг 2014, 01:34

Техника разорения России
2014-08-03 13:03:00
http://pavel-shipilin.livejournal.com/311795.html

Mikhail-Khodorkovski-est-arrive-vendredi-a-Berlin-ou-il-a-ete-accueilli-par-l-ancien-ministre-des-Affaires-etrangeres_scalewidth_961.jpg


Подоплека победы ЮКОСа в международных судах

Статью написала мой друг, профессиональный юрист Карин Беше-Головко и разместила в своем французском блоге. Зная мой интерес к правовым вопросам, предложила опубликовать перевод у меня. Я прочитал текст и сразу же с благодарностью принял предложение. Уверен, вам он тоже понравится. И, как и мне, поможет лучше понять современное мироустройство.


 нажми
В последние дни были приняты два важных судебных решения против России, и оба вызывают сомнения. Оба раза они были вынесены в пользу акционеров ЮКОСа. Первый раз в рамках международного арбитража при Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ — от англ. United Nations Commission on International Trade) в Гааге, второй — в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге.

Стало ясно, что мы имеем дело с новой глобальной политической технологией, использующей правосудие не по его прямому назначению, а в качестве одного из инструментов нанесения «удара» по неприсоединившимся государствам. Это особенно четко видно на примере происходящего в наши дни частичного дефолта Аргентины, где «правосудие» также сыграло роль кнута.

Поясню, что я имею в виду.

Сегодня любое нормальное суверенное государство является правовым, то есть, должно компенсировать причиненные им убытки. Но одновременно оно является социальным — заботится о школах, дорогах, больницах, да и просто о достойной жизни всех своих граждан. Поэтому в рамках традиционной концепции национальной юстиции возникла идея пропорциональности: государство создает суды, они рассматривают споры граждан (компаний) с государством, но взыскивая с государства деньги, судья всегда помнит о бюджете. Взыскание той или иной суммы не может быть для него губительным, поскольку в нищей стране автоматически нищают и граждане.

Поэтому основной элемент новейшей технологии разорения тех государств, которые кому-то нужно разорить, заключается в отделении от них правосудия. Прекрасным способом являются, например, международные арбитражные суды, которые, вообще-то, компетентны рассматривать споры только при наличии соглашения между спорящими сторонами о передаче дела в эти суды.

Но государство (в данном случае Россия) не заключало соглашения о передаче дела в суд при ЮНСИТРАЛ. Эту проблему легко решили, вспомнив об Энергетической хартии 1994 г., в соответствии с которой согласия государства не требуется.

Но Россия не ратифицировала и Хартию. Опять-таки — не страшно. Она же была подписана. К чему эти тонкости с ратификацией?

Даже если бы она подписана не была, всегда можно выдумать какую-нибудь хитрую доктрину о «фактическом присоединении» России к Хартии или нечто подобное. Нет сомнений, что цель — отделение правосудия от государства будет непременно достигнута. Дело обязательно передадут в руки какому-нибудь постороннему арбитражному суду, которому безразличен (в лучшем случае) бюджет России и все ее социально-экономические проблемы.

Так возник долг в 50 млрд долларов. А мог бы возникнуть долг хоть в триллион — цифры не столь важны.

Если что-то не складывается с ЮНСИТРАЛ, есть еще ЕСПЧ. Ратифицируя Европейскую конвенцию и признавая обязательную юрисдикцию Евросуда, страны были уверены, что он занимается правами «униженных и оскорбленных», то есть, разного рода пытками, нарушением прав личности и т. п. — всем тем, с чем любому государству полезно бороться. Никому и в страшном сне не могло присниться, что ЕСПЧ будет рассматривать коммерческие споры бизнеса. Однако ему пришлось — в 2011 году решением Евросуда уголовное преследование ЮКОСА было признано правомерным и политически не мотивированным. Сегодня это решение пересмотрено — получайте еще пару миллиардов государственного долга.

Если уж вообще ничего не складывается, то на авансцену всегда выйдет какой-нибудь американский судья, как в случае с Аргентиной, и аннулирует честно произведенные вами выплаты каким-нибудь американским компаниям по каким-нибудь долгам.

Так с помощью «ускользающего правосудия» создается совершенно нереальный по объему долг государства.

Что же делать стране, на которую началась эта охота с применением судебных технологий? Ясно, что исполнять решение Россия не будет. Во-первых, 50 млрд долларов — весьма крупная прореха в бюджете. Во-вторых, после созданного прецедента последуют еще десятки или сотни решений по всяким юкосам на основании бесконечных хартий, которые будут выноситься в самых неожиданных местах.

Но самое, пожалуй, неприятное, что этим решением президента суверенного государства унизительно ставят на один уровень с главами неких частных компаний, которые этим же государством объявлены мошенническими. И вот уже ЮКОС в лице своих одиозных представителей «гуманно» предлагает провести переговоры о реструктуризации долга. Да и ЕСПЧ прозрачно намекал, что размер ущерба Россия и ЮКОС должны определить путем переговоров.

Значит, не исполнять. Но тогда вас тут же обвинят в пренебрежении правосудием, Нью-йоркской конвенцией об исполнении иностранных арбитражных решений, Европейской конвенцией о защите прав человека и т. п. В общем, вы окажетесь самым страшным нарушителем вековых устоев международного права. Более того, как в случае с Аргентиной, в момент просрочки исполнения по очередному экзотическому для вас судебному решению на первые роли выйдет какое-нибудь рейтинговое агентство вроде Standard & Poor’s или Moody’s, которое громогласно объявит, что Россию постиг частичный дефолт. CNN, BBC, а вслед за ними «Ведомости» с «Коммерсантом» тут же с присущей им респектабельной «нейтральностью» раструбят об этом на весь мир. Россия будет оправдываться и возмущаться, как сейчас Аргентина, но что толку?

Так что же все-таки делать? Видимо, только одно: понять, что нельзя бороться с сильными мира сего, играя по навязанным им правилам. Тем более что и сильные не столь уж сильны, и правила не столь уж умны, да и западные суды не столь справедливы, а СМИ не столь независимы. Если же сохранять святую веру в разнообразные международные рейтинги разнообразных международных агентств, то лучше уж сразу было отдать Россию ЮКОСу еще в 2003 году.


Карин БЕШЕ-ГОЛОВКО,
доцент, доктор права (Франция),
приглашенный профессор МГУ им. М.В.Ломоносова
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Аватара пользователя
regulman
 
Сообщения: 810
Зарегистрирован: 13 янв 2011, 14:10
Откуда: Одинцово Московской области

Re: мозаика

Сообщение regulman » 09 авг 2014, 17:13

ВМФ РФ: Из приграничных вод России выдворена американская подводная лодка
09 августа 2014, 16:49
http://russian.rt.com/article/44626

Силы Военно-морского флота РФ обнаружили американскую подводную лодку в приграничных водах России. После того, как ей на встречу были отправлены противолодочная ударная группа, субмарина покинула район. В ВМФ отметили, что это далеко не единичный подобный случай за последнее время. Ранее также российский истребитель был направлен для «встречи» американского самолёта-разведчика на границе российского воздушного пространства.


 нажми
Противолодочные силы Северного флота ВМФ России обнаружили и «выдворили» из приграничных вод РФ иностранную подводную лодку. Об этом сообщил сегодня высокопоставленный представитель в Главном штабе ВМФ.

«7 августа 2014 года дежурными силами Северного флота в акватории Баренцева моря была обнаружена иностранная подводная лодка, предположительно класса «Вирджиния» ВМС США», - приводит ИТАР-ТАСС заявление источника.

Отмечается, что для поиска и слежения была направлена корабельная противолодочная ударная группа, а также противолодочный самолёт Ил-38. «Активными действиями противолодочных сил Северного флота подводная лодка была «выдавлена» из приграничных вод Российской Федерации. Контакт с подводной лодкой продолжался около 27 минут, после чего американская подводная лодка покинула район», - сказал представитель ВМФ.

Он напомнил, что это «далеко не единичный факт обнаружения иностранных подводных лодок в Баренцевом море за последнее время».
Аватара пользователя
regulman
 
Сообщения: 810
Зарегистрирован: 13 янв 2011, 14:10
Откуда: Одинцово Московской области

Re: мозаика

Сообщение regulman » 10 авг 2014, 17:24

ДОЛГОВОЕ РАБСТВО. ОСНОВНОЙ МАТЕМАТИЧЕСКИЙ И ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРИНЦИП: ДОЛГИ НЕ МОГУТ БЫТЬ И НИКОГДА НЕ БУДУТ ВЫПЛАЧЕНЫ.
http://insiderblogs.info/dolgovoe-rabstvo/

Debt Slavery – Why It Destroyed Rome, Why It Will Destroy Us Unless It’s Stopped
by MICHAEL HUDSON
http://www.counterpunch.org/2011/12/02/ ... s-stopped/

 нажми
Book V of Aristotle’s Politics describes the eternal transition of oligarchies making themselves into hereditary aristocracies – which end up being overthrown by tyrants or develop internal rivalries as some families decide to “take the multitude into their camp” and usher in democracy, within which an oligarchy emerges once again, followed by aristocracy, democracy, and so on throughout history.

Debt has been the main dynamic driving these shifts – always with new twists and turns. It polarizes wealth to create a creditor class, whose oligarchic rule is ended as new leaders (“tyrants” to Aristotle) win popular support by cancelling the debts and redistributing property or taking its usufruct for the state.

Since the Renaissance, however, bankers have shifted their political support to democracies. This did not reflect egalitarian or liberal political convictions as such, but rather a desire for better security for their loans. As James Steuart explained in 1767, royal borrowings remained private affairs rather than truly public debts. For a sovereign’s debts to become binding upon the entire nation, elected representatives had to enact the taxes to pay their interest charges.

By giving taxpayers this voice in government, the Dutch and British democracies provided creditors with much safer claims for payment than did kings and princes whose debts died with them. But the recent debt protests from Iceland to Greece and Spain suggest that creditors are shifting their support away from democracies. They are demanding fiscal austerity and even privatization sell-offs.

This is turning international finance into a new mode of warfare. Its objective is the same as military conquest in times past: to appropriate land and mineral resources, also communal infrastructure and extract tribute. In response, democracies are demanding referendums over whether to pay creditors by selling off the public domain and raising taxes to impose unemployment, falling wages and economic depression. The alternative is to write down debts or even annul them, and to re-assert regulatory control over the financial sector.

Near Eastern rulers proclaimed clean slates for debtors to preserve economic balance

Charging interest on advances of goods or money was not originally intended to polarize economies. First administered early in the third millennium BC as a contractual arrangement by Sumer’s temples and palaces with merchants and entrepreneurs who typically worked in the royal bureaucracy, interest at 20 per cent (doubling the principal in five years) was supposed to approximate a fair share of the returns from long-distance trade or leasing land and other public assets such as workshops, boats and ale houses.

As the practice was privatized by royal collectors of user fees and rents, “divine kingship” protected agrarian debtors. Hammurabi’s laws (c. 1750 BC) cancelled their debts in times of flood or drought. All the rulers of his Babylonian dynasty began their first full year on the throne by cancelling agrarian debts so as to clear out payment arrears by proclaiming a clean slate. Bondservants, land or crop rights and other pledges were returned to the debtors to “restore order” in an idealized “original” condition of balance. This practice survived in the Jubilee Year of Mosaic Law in Leviticus 25.

The logic was clear enough. Ancient societies needed to field armies to defend their land, and this required liberating indebted citizens from bondage. Hammurabi’s laws protected charioteers and other fighters from being reduced to debt bondage, and blocked creditors from taking the crops of tenants on royal and other public lands and on communal land that owed manpower and military service to the palace.

In Egypt, the pharaoh Bakenranef (c. 720-715 BC, “Bocchoris” in Greek) proclaimed a debt amnesty and abolished debt-servitude when faced with a military threat from Ethiopia. According to Diodorus of Sicily (I, 79, writing in 40-30 BC), he ruled that if a debtor contested the claim, the debt was nullified if the creditor could not back up his claim by producing a written contract. (It seems that creditors always have been prone to exaggerate the balances due.) The pharaoh reasoned that “the bodies of citizens should belong to the state, to the end that it might avail itself of the services which its citizens owed it, in times of both war and peace. For he felt that it would be absurd for a soldier … to be haled to prison by his creditor for an unpaid loan, and that the greed of private citizens should in this way endanger the safety of all.”

The fact that the main Near Eastern creditors were the palace, temples and their collectors made it politically easy to cancel the debts. It always is easy to annul debts owed to oneself. Even Roman emperors burned the tax records to prevent a crisis. But it was much harder to cancel debts owed to private creditors as the practice of charging interest spread westward to Mediterranean chiefdoms after about 750 BC. Instead of enabling families to bridge gaps between income and outgo, debt became the major lever of land expropriation, polarizing communities between creditor oligarchies and indebted clients. In Judah, the prophet Isaiah (5:8-9) decried foreclosing creditors who “add house to house and join field to field till no space is left and you live alone in the land.”

Creditor power and stable growth rarely have gone together. Most personal debts in this classical period were the product of small amounts of money lent to individuals living on the edge of subsistence and who could not make ends meet. Forfeiture of land and assets – and personal liberty – forced debtors into bondage that became irreversible. By the 7th century BC, “tyrants” (popular leaders) emerged to overthrow the aristocracies in Corinth and other wealthy Greek cities, gaining support by cancelling the debts. In a less tyrannical manner, Solon founded the Athenian democracy in 594 BC by banning debt bondage.

But oligarchies re-emerged and called in Rome when Sparta’s kings Agis, Cleomenes and their successor Nabis sought to cancel debts late in the third century BC. They were killed and their supporters driven out. It has been a political constant of history since antiquity that creditor interests opposed both popular democracy and royal power able to limit the financial conquest of society – a conquest aimed at attaching interest-bearing debt claims for payment on as much of the economic surplus as possible.

When the Gracchi brothers and their followers tried to reform the credit laws in 133 BC, the dominant Senatorial class acted with violence, killing them and inaugurating a century of Social War, resolved by the ascension of Augustus as emperor in 29 BC.

Rome’s creditor oligarchy wins the Social War, enslaves the population and brings on a Dark Age

Matters were more bloody abroad. Aristotle did not mention empire building as part of his political schema, but foreign conquest always has been a major factor in imposing debts, and war debts have been the major cause of public debt in modern times. Antiquity’s harshest debt levy was by Rome, whose creditors spread out to plague Asia Minor, its most prosperous province. The rule of law all but disappeared when publican creditor “knights” arrived. Mithridates of Pontus led three popular revolts, and local populations in Ephesus and other cities rose up and killed a reported 80,000 Romans in 88 BC. The Roman army retaliated, and Sulla imposed war tribute of 20,000 talents in 84 BC. Charges for back interest multiplied this sum six-fold by 70 BC.

Among Rome’s leading historians, Livy, Plutarch and Diodorus blamed the fall of the Republic on creditor intransigence in waging the century-long Social War marked by political murder from 133 to 29 BC. Populist leaders sought to gain a following by advocating debt cancellations (e.g., the Catiline conspiracy in 63-62 BC). They were killed. By the second century AD about a quarter of the population was reduced to bondage. By the fifth century Rome’s economy collapsed, stripped of money. Subsistence life reverted to the countryside.

Creditors find a legalistic reason to support parliamentary democracy

When banking recovered after the Crusades looted Byzantium and infused silver and gold to review Western European commerce, Christian opposition to charging interest was overcome by the combination of prestigious lenders (the Knights Templars and Hospitallers providing credit during the Crusades) and their major clients – kings, at first to pay the Church and increasingly to wage war. But royal debts went bad when kings died. The Bardi and Peruzzi went bankrupt in 1345 when Edward III repudiated his war debts. Banking families lost more on loans to the Habsburg and Bourbon despots on the thrones of Spain, Austria and France.

Matters changed with the Dutch democracy, seeking to win and secure its liberty from Habsburg Spain. The fact that their parliament was to contract permanent public debts on behalf of the state enabled the Low Countries to raise loans to employ mercenaries in an epoch when money and credit were the sinews of war. Access to credit “was accordingly their most powerful weapon in the struggle for their freedom,” Richard Ehrenberg wrote in his Capital and Finance in the Age of the Renaissance (1928): “Anyone who gave credit to a prince knew that the repayment of the debt depended only on his debtor’s capacity and will to pay. The case was very different for the cities, which had power as overlords, but were also corporations, associations of individuals held in common bond. According to the generally accepted law each individual burgher was liable for the debts of the city both with his person and his property.”

The financial achievement of parliamentary government was thus to establish debts that were not merely the personal obligations of princes, but were truly public and binding regardless of who occupied the throne. This is why the first two democratic nations, the Netherlands and Britain after its 1688 revolution, developed the most active capital markets and proceeded to become leading military powers. What is ironic is that it was the need for war financing that promoted democracy, forming a symbiotic trinity between war making, credit and parliamentary democracy which has lasted to this day.

At this time “the legal position of the King qua borrower was obscure, and it was still doubtful whether his creditors had any remedy against him in case of default.” (Charles Wilson, England’s Apprenticeship: 1603-1763: 1965.) The more despotic Spain, Austria and France became, the greater the difficulty they found in financing their military adventures. By the end of the eighteenth century Austria was left “without credit, and consequently without much debt,” the least credit-worthy and worst armed country in Europe, fully dependent on British subsidies and loan guarantees by the time of the Napoleonic Wars.

Finance accommodates itself to democracy, but then pushes for oligarchy

While the nineteenth century’s democratic reforms reduced the power of landed aristocracies to control parliaments, bankers moved flexibly to achieve a symbiotic relationship with nearly every form of government. In France, followers of Saint-Simon promoted the idea of banks acting like mutual funds, extending credit against equity shares in profit. The German state made an alliance with large banking and heavy industry. Marx wrote optimistically about how socialism would make finance productive rather than parasitic. In the United States, regulation of public utilities went hand in hand with guaranteed returns. In China, Sun-Yat-Sen wrote in 1922: “I intend to make all the national industries of China into a Great Trust owned by the Chinese people, and financed with international capital for mutual benefit.”

World War I saw the United States replace Britain as the major creditor nation, and by the end of World War II it had cornered some 80 per cent of the world’s monetary gold. Its diplomats shaped the IMF and World Bank along creditor-oriented lines that financed trade dependency, mainly on the United States. Loans to finance trade and payments deficits were subject to “conditionalities” that shifted economic planning to client oligarchies and military dictatorships. The democratic response to resulting austerity plans squeezing out debt service was unable to go much beyond “IMF riots,” until Argentina rejected its foreign debt.

A similar creditor-oriented austerity is now being imposed on Europe by the European Central Bank (ECB) and EU bureaucracy. Ostensibly social democratic governments have been directed to save the banks rather than reviving economic growth and employment. Losses on bad bank loans and speculations are taken onto the public balance sheet while scaling back public spending and even selling off infrastructure. The response of taxpayers stuck with the resulting debt has been to mount popular protests starting in Iceland and Latvia in January 2009, and more widespread demonstrations in Greece and Spain this autumn to protest their governments’ refusal to hold referendums on these fateful bailouts of foreign bondholders.

Shifting planning away from elected public representatives to bankers

Every economy is planned. This traditionally has been the function of government. Relinquishing this role under the slogan of “free markets” leaves it in the hands of banks. Yet the planning privilege of credit creation and allocation turns out to be even more centralized than that of elected public officials. And to make matters worse, the financial time frame is short-term hit-and-run, ending up as asset stripping. By seeking their own gains, the banks tend to destroy the economy. The surplus ends up being consumed by interest and other financial charges, leaving no revenue for new capital investment or basic social spending.

This is why relinquishing policy control to a creditor class rarely has gone together with economic growth and rising living standards. The tendency for debts to grow faster than the population’s ability to pay has been a basic constant throughout all recorded history. Debts mount up exponentially, absorbing the surplus and reducing much of the population to the equivalent of debt peonage. To restore economic balance, antiquity’s cry for debt cancellation sought what the Bronze Age Near East achieved by royal fiat: to cancel the overgrowth of debts.

In more modern times, democracies have urged a strong state to tax rentier income and wealth, and when called for, to write down debts. This is done most readily when the state itself creates money and credit. It is done least easily when banks translate their gains into political power. When banks are permitted to be self-regulating and given veto power over government regulators, the economy is distorted to permit creditors to indulge in the speculative gambles and outright fraud that have marked the past decade. The fall of the Roman Empire demonstrates what happens when creditor demands are unchecked. Under these conditions the alternative to government planning and regulation of the financial sector becomes a road to debt peonage.

Finance vs. government; oligarchy vs. democracy

Democracy involves subordinating financial dynamics to serve economic balance and growth – and taxing rentier income or keeping basic monopolies in the public domain. Untaxing or privatizing property income “frees” it to be pledged to the banks, to be capitalized into larger loans. Financed by debt leveraging, asset-price inflation increases rentier wealth while indebting the economy at large. The economy shrinks, falling into negative equity.

The financial sector has gained sufficient influence to use such emergencies as an opportunity to convince governments that that the economy will collapse they it do not “save the banks.” In practice this means consolidating their control over policy, which they use in ways that further polarize economies. The basic model is what occurred in ancient Rome, moving from democracy to oligarchy. In fact, giving priority to bankers and leaving economic planning to be dictated by the EU, ECB and IMF threatens to strip the nation-state of the power to coin or print money and levy taxes.

The resulting conflict is pitting financial interests against national self-determination. The idea of an independent central bank being “the hallmark of democracy” is a euphemism for relinquishing the most important policy decision – the ability to create money and credit – to the financial sector. Rather than leaving the policy choice to popular referendums, the rescue of banks organized by the EU and ECB now represents the largest category of rising national debt. The private bank debts taken onto government balance sheets in Ireland and Greece have been turned into taxpayer obligations. The same is true for America’s $13 trillion added since September 2008 (including $5.3 trillion in Fannie Mae and Freddie Mac bad mortgages taken onto the government’s balance sheet, and $2 trillion of Federal Reserve “cash-for-trash” swaps).

This is being dictated by financial proxies euphemized as technocrats. Designated by creditor lobbyists, their role is to calculate just how much unemployment and depression is needed to squeeze out a surplus to pay creditors for debts now on the books. What makes this calculation self-defeating is the fact that economic shrinkage – debt deflation – makes the debt burden even more unpayable.

Neither banks nor public authorities (or mainstream academics, for that matter) calculated the economy’s realistic ability to pay – that is, to pay without shrinking the economy. Through their media and think tanks, they have convinced populations that the way to get rich most rapidly is to borrow money to buy real estate, stocks and bonds rising in price – being inflated by bank credit – and to reverse the past century’s progressive taxation of wealth.

To put matters bluntly, the result has been junk economics. Its aim is to disable public checks and balances, shifting planning power into the hands of high finance on the claim that this is more efficient than public regulation. Government planning and taxation is accused of being “the road to serfdom,” as if “free markets” controlled by bankers given leeway to act recklessly is not planned by special interests in ways that are oligarchic, not democratic. Governments are told to pay bailout debts taken on not to defend countries in military warfare as in times past, but to benefit the wealthiest layer of the population by shifting its losses onto taxpayers.

The failure to take the wishes of voters into consideration leaves the resulting national debts on shaky ground politically and even legally. Debts imposed by fiat, by governments or foreign financial agencies in the face of strong popular opposition may be as tenuous as those of the Habsburgs and other despots in past epochs. Lacking popular validation, they may die with the regime that contracted them. New governments may act democratically to subordinate the banking and financial sector to serve the economy, not the other way around.

At the very least, they may seek to pay by re-introducing progressive taxation of wealth and income, shifting the fiscal burden onto rentier wealth and property. Re-regulation of banking and providing a public option for credit and banking services would renew the social democratic program that seemed well underway a century ago.

Iceland and Argentina are most recent examples, but one may look back to the moratorium on Inter-Ally arms debts and German reparations in 1931.A basic mathematical as well as political principle is at work: Debts that can’t be paid, won’t be.

This article appears in the Frankfurter Algemeine Zeitung on December 5, 2011.

MICHAEL HUDSON is a former Wall Street economist. A Distinguished Research Professor at University of Missouri, Kansas City (UMKC), he is the author of many books, including Super Imperialism: The Economic Strategy of American Empire (new ed., Pluto Press, 2002) and Trade, Development and Foreign Debt: A History of Theories of Polarization v. Convergence in the World Economy. He can be reached via his website, mh@michael-hudson.com


Аристотель. Политика
Перевод С.А. Жебелева

Источник: Аристотель. Сочинения: В 4 т. Т. 4. – М.: Мысль, 1983. – С. 376–644;
вступительная статья: Там же. С. 38–52;
примечания: Там же. С. 759–779.
http://grachev62.narod.ru/aristotel/contents.html

В своей пятой книге трактата «Политика» Аристотель описывает вечный процесс преобразования олигархий в наследственные аристократии, который заканчивается приходом к власти тиранов или возникновением бесконечных внутренних распрей, когда богатые знатные семьи привлекают на свою сторону народные массы и объявляют демократию, из которой снова возникает олигархия, преобразующаяся в аристократию, затем демократию и так на протяжении всего хода истории. Главной движущей силой, стоящей за сменой каждый раз приобретающих новый виток политических строев, является долг. Долг поляризует богатство с целью создать класс кредиторов, олигархическое правление которых заканчивается, когда новые лидеры («тираны» у Аристотеля) завоёвывают народную поддержку путём отмены долгов и перераспределения собственности или передавая право пользования этой собственностью, равно как и доходами от неё, государству.


 нажми
Однако начиная с эпохи Возрождения банкиры стали оказывать свою политическую поддержку демократиям, что отнюдь не является отражением их эгалитарных или либеральных политических убеждений, а представляет собой стремление как можно надёжнее обезопасить себя от невозврата выдаваемых ими кредитов. Как писал в 1767 году Джеймс Стюарт, долги короля оставались, скорее, делом личного, а не государственного характера. Чтобы переложить долги суверена на всю нацию, избранные представители должны были ввести дополнительные налоги для покрытия расходов по займам. Предоставив налогоплательщикам голос в правительстве, голландская и британская демократии обеспечили кредиторам более надёжные гарантии удовлетворения их требований о возврате ссуд. Ранее обязательства по возврату ссуженных денег умирали вместе с взявшими их королями и принцами. Однако недавние протесты, прокатившиеся от Ирландии до Греции и Испании, показали, что демократии теряют поддержку кредиторов, которые требуют строгой бюджетной политики и даже приватизации.

Подобные меры превращают международную финансовую систему в войну нового типа, цели которой не меняются со времён военных конфликтов прошлого: земля, природные ресурсы, коммунальная инфраструктура и взимание дани. В ответ демократии требуют проведение референдумов, чтобы решить, платить ли кредиторам путём продажи объектов государственной собственности и увеличения налогов, что приведёт к росту безработицы, сокращению заработной платы и экономической депрессии. Альтернативой является списание или аннулирование долгов и упрочение регулирующего воздействия в финансовом секторе.

ШУМЕР, ЕГИПЕТ, ГРЕЦИЯ
Начисление процентов на товарные или денежные кредиты изначально не преследовало цели поляризации экономики. Процентная ставка в размере 20% (увеличивающая сумму долга вдвое в течение пяти лет) была впервые введена в начале третьего тысячелетия до нашей эры в шумерских храмах и дворцах в виде контрактного соглашения, заключаемого с торговцами и предпринимателями, которые, как правило, составляли часть царского бюрократического аппарата. Она служила для максимального обеспечения получения достаточной доли доходов от торговли с дальними государствами или аренды земли и других объектов государственного имущества, например, цехов, кораблей и пивных.

Поскольку данная практика была сосредоточена в руках царских сборщиков аренды и платы за пользование, сельскохозяйственные должники находились под защитой «божественной монархии». Законы царя Хаммурапи (ок. 1750 года до н.э.) погашали их задолженности в случае наводнений или засухи. Все правители вавилонской династии по завершении своего первого полного года на троне отменяли все сельскохозяйственные долги, чтобы произвести расчёт по остаточным платежам, провозгласив освобождение от старых обязательств. Рабы, права на землю, урожай и другие залоги возвращались должникам для «восстановления порядка» в идеализированное «изначальное» состояние равновесия. Эта практика сохранилась в Законе Юбилейного Года (книга Левита, 25).

Логика достаточно ясна – древние общества должны были иметь на вооружении армии, чтобы защищать свои земли, а это влекло за собой необходимость освобождения граждан от долговых зависимостей. Законы царя Хаммурапи защищали от долговой зависимости колесничих и других воинов, а также запрещали кредиторам забирать урожаи арендаторов царской, коммунальной и общественной земель, с которых царская власть получала рабочую и военную силу.

Египетский фараон Бокхорис (ок. 720-715 гг. до н.э.) объявил долговую амнистию и отменил долговое рабство, когда перед Египтом возникла угроза военного вторжения со стороны Эфиопии. Как писал Диодор Сицилийский (I, 79, сборник, написанный в 30-40 гг. до н.э.), Бокхорис постановил, что для оспаривания долга кредитор должен был представить соответствующий письменный контракт, в противном случае долг признавался недействительным. Аргументация фараона сводилась к следующему – «тела граждан должны принадлежать государству, с тем чтобы оно смогло извлечь пользу из услуг, которыми граждане обязаны своему государству как во время войны, так и во время мира. Для солдата нелепо … быть заключённым в тюрьму его кредитором за невыплаченную ссуду; алчность частных лиц не должна таким образом угрожать безопасности всех».

Тот факт, что главными кредиторами на Ближнем Востоке были царские дворцы, храмы и их сборщики платежей, означал, что политически списать долги было просто. Всегда легко простить долг, который должны тебе. Даже римские императоры сжигали налоговые записи, дабы избежать кризиса. Намного сложнее было отменить долги частным кредиторам, когда практика начисления процентов на ссуженные средства распространилась в западном Средиземноморье около 750 года до н.э. Вместо того чтобы позволить семьям преодолеть брешь между доходом и издержками, долг превратился в основной рычаг экспроприации земель и раскола общин на олигархии кредиторов и обременённых долгами клиентов. В Иудее пророк Исайя (5:8-9) открыто осуждал кредиторов, лишающих должников их прав пользования – «Горе вам, прибавляющие дом к дому, присоединяющие поле к полю, так что другим не остается места, как будто вы одни поселены на земле».

Власть кредиторов и стабильный рост редко шли рука об руку. Большинство частных долгов в этот классический период были результатом небольших денежных сумм, ссужаемых лицам, живущих на грани существования и не могущих свести концы с концами. Потеря земли и имущества, а также личной свободы, загнала должников в необратимую зависимость. К 7 веку до н.э. «тираны» (народные лидеры) сбросили аристократов в Коринфе и других богатых греческих городах, получив поддержку путём отмены всех долгов. В менее тиранической манере Солон основал в 594 году до н.э. демократию в Афинах, запретив долговую зависимость.

Возрождение олигархий произошло в Древнем Риме, когда спартанские цари Агис, Клеомен и Набис решили отменить долги в 3 веке до н.э. Цари были убиты, а их сторонники изгнаны. Такова политическая константа истории со времён античности – интересы кредиторов противоположны интересам народной демократии и царской власти, которые могут установить предел финансового завоевания общества, целью которого является привязка к максимальной прибыли исков об оплате процентных долгов. Когда братья Гракхи и их сторонники предприняли в 133 году до н.э. попытку реформировать кредитные законы, господствующий сенаторский класс ответил на их инициативу жестокими мерами – братья были убиты, и наступило столетие Общественной войны, закончившееся в 27 году до н.э. провозглашением Августа императором.

ДРЕВНИЙ РИМ
За пределами Рима события носили ещё более кровавый характер. Описывая политические схемы, Аристотель не упоминал о строительстве империи, но завоевания заморских земель всегда означали займы и долги. В настоящее время военные долги являются главной причиной роста государственного долга.

Взимание долгов в Риме было самым суровым в истории Древнего мира. Римские кредиторы взяли за горло даже Малую Азию, самую процветающую провинцию империи. Верховенства закона просто не существовало, когда на место прибывали публиканы – «рыцари» кредиторов. Митридат Понтийский возглавил три народных мятежа, в 88 году до н.э. местное население в Эфесе и других городах восстало и убило 80 000 римлян. Римская армия нанесла ответный удар, и в 84 году до н.э. Сулла наложил на провинцию военную контрибуцию в размере 20 000 талантов. К 70 году до н.э. невыплаченные проценты увеличили эту сумму в шесть раз.

Ведущие римские историки Ливий, Плутарх и Диодор возлагали вину за падение республики на неуступчивость кредиторов, которые развязали вековую Общественную войну, отмеченную политическими убийствами в период с 133 по 29 гг. до н.э. Народные лидеры попытались привлечь в свои ряды сторонников, призывая к списанию долгов (например, заговор Катилины в 63-62 гг. до н.э.). Все они были убиты. Ко второму веку нашей эры около четверти населения находилось в долговой зависимости. К пятому веку экономика Рима, лишённая денег, потерпела крах. Существование общества переместилось в сельскую местность.

КРЕДИТОРЫ ПОДДЕРЖИВАЮТ ПАРЛАМЕНТСКУЮ ДЕМОКРАТИЮ
Когда банки оправились после разграбления Византии крестоносцами и осуществили вливания золота и серебра, чтобы контролировать западноевропейскую торговлю, неприятие христианской церкви к взиманию процентов по долгам было преодолено симбиозом из влиятельных заимодавцев (рыцари Ордена тамплиеров и Ордена госпитальеров, дававшие ссуды во время крестовых походов) и их основных клиентов – королей – которые были вынуждены платить Церкви и желали и дальше вести войны. Однако королевские долги было невозможно вернуть после смерти короля. Барди и Перуцци обанкротились в 1345 году, когда король Эдуард III отказался от оплаты своих военных долгов. Банкирские семьи потеряли огромные деньги, ссудив представителей династий Габсбургов и Бурбонов на тронах Испании, Австрии и Франции.

Всё изменилось с возникновением голландской демократии, которая стремилась закрепить свою независимость от Испании Габсбургов. Тот факт, что голландский парламент мог от имени государства занимать деньги в качестве бессрочного государственного долга, позволила Нидерландам получать ссуды для привлечения наёмников в эпоху, когда деньги и кредиты были движущей силой войн. Доступ к кредиту «соответствовал их самому мощному оружию в борьбе за свою свободу». Ричард Эренберг писал в своём труде «Капитал и финансы в эпоху Возрождения» (1928): «Любой, кто ссуживал принцу деньги, знал, что оплата долга зависит лишь от возможности и желания должника вернуть долг. Ситуация была совершенно иная в случае с городами, управляемыми своими сюзеренами, но также имеющими корпорации и ассоциации частных лиц, удерживаемых общими долговыми обязательствами. Согласно общепринятому закону, каждый бюргер отвечал за долги города своим имуществом и самим собой».

Таким образом, финансовое достижение парламентского правительства заключалось в создании долгов, являвшихся не просто личными обязательствами принцев, но носивших государственный характер и обязательных к возврату независимо от того, кто занимал трон. Именно поэтому первые демократические государства – Голландия и Великобритания – после революции 1688 года смогли развернуть самые активные рынки капитала и превратились в ведущие военные державы. Ирония заключается в том, что именно необходимость финансирования войн способствовала продвижению демократии, создав симбиотическое триединство войны, кредита и парламентской демократии, которое существует и поныне.

В то время «легальное положение короля в качестве заёмщика было неопределённым, и оставались сомнения в том, что его кредиторы смогут применить к монарху какие-либо санкции в случае дефолта» (Чарльз Уилсон, Ученичество Англии: 1603-1763: 1965). Чем более деспотичными становились режимы Испании, Австрии и Франции, тем больше трудностей они встречали при финансировании своих военных кампаний. К концу 18 века Австрия осталась «без кредитов и, следовательно, без больших долгов»; она была самой неплатёжеспособной страной с наихудшей армией в Европе, полностью зависящей от британских субсидий и кредитных поручительств ко времени наполеоновских войн.

ДЕМОКРАТИЯ СТАНОВИТСЯ ОЛИГАРХИЕЙ
В то время как в 19 веке демократические реформы привели к сокращению власти земельной аристократии над парламентами, банкиры действовали гибко, добившись симбиоза во взаимоотношениях с почти каждой формой правления. Французские последователи Сен-Симона поддерживали идею существования банков как взаимных фондов, дающих кредиты в обмен на акции. Германия заключила союз с крупными банками и тяжёлой промышленностью. Маркс оптимистично писал о том, как социализм сделает финансы продуктивными, а не паразитирующими. В соединённых Штатах акции и облигации предприятий общественного пользования сопровождались гарантированными выплатами. В Китае Суняцзинь писал в 1922 году: «Я намерен превратить всю национальную промышленность Китая в Великий Траст, принадлежащий китайскому народу и взаимовыгодно финансируемый международным капиталом».

По окончании Первой Мировой Войны Великобритания уступила место самого крупного государства-кредитора Соединённым Штатам, и к концу Второй Мировой Войны США монополизировали почти 80% мирового золотого запаса. Американские дипломаты сформировали Международный Валютный Фонд и Всемирный Банк в соответствии с ориентированными на кредиты линиями, финансирующими зависимость от торговли, главным образом американской. Кредиты для финансирования торговли и платёжные дефициты были действительны при «определённых условиях», позволивших сосредоточить экономическое планирование в руках олигархий и военных диктатур. Демократический ответ планам жёсткой экономии, позволяющим выжимать деньги для оплаты внешнего долга, ограничился «мятежами против МВФ», пока Аргентина не отказалась обслуживать свой долг.

Подобный ориентированный на кредиты план жёсткой экономии в настоящее время навязан Европе Европейским Центральным Банком и бюрократами Евросоюза. Официально общественные демократические правительства направили свои усилия на спасение банков, а не на оживление экономического роста и уровня занятости населения. Потери по ссудам и спекуляциям банков выведены на баланс государств, одновременно происходит сворачивание государственных расходов и даже распродажа объектов инфраструктуры. Ответом налогоплательщиков, на которых повесили возникшую задолженность, стали народные выступления, начавшиеся в Исландии и Латвии в январе 2009 года и приобретшие более широкий масштаб в Греции и Испании этой осенью. Люди выступали против отказа правительств от проведения референдумов по вопросам применения рокового плана по программе срочной помощи иностранным держателям облигаций.

ОТ НАРОДНЫХ ИЗБРАННИКОВ К БАНКИРАМ
Любая экономика является плановой. Планирование традиционно относится к одной из функций правительства. Отказ от этой роли под девизом «свободных рынков» означает передачу экономики во власть банков. В то же время привилегия политики планирования на создание и распределение кредитов оказывается ещё более централизованной, чем в руках избранных представителей. В довершение ко всем бедам финансовые сроки представляют собой краткосрочные отдельные удары, заканчивающиеся растаскиванием активов. Стремясь к получению прибылей, банки имеют тенденцию разрушать экономику. Прибыль поглощается процентными ставками и другими финансовыми издержками, не оставляя доходов для новых инвестиций или основных расходов на социальные нужды.

Поэтому отказ от политики контроля над классом кредиторов редко сопровождается экономическим ростом и повышением уровня жизни. Тенденция роста долгов, опережающего платёжеспособность населения, является базовой константой на протяжении всей истории. Размер долгов увеличивается в геометрической прогрессии, поглощая прибыль и вынуждая большую часть населения к принудительному отбыванию трудовой повинности в погашение долговых обязательств. Для восстановления экономического равновесия античный призыв к списанию долгов стремился к тому же, что было достигнуто путём издания царского указа на Ближнем Востоке в Бронзовом веке – к отмене избыточных долгов.

В более позднее время демократии призывали сильное государство к налогообложению доходов и состояний рантье, а когда потребуется, и к списанию долгов. Это осуществимо без особого труда в том случае, если государство само выпускает деньги и выдаёт кредиты. Ситуация усложняется, когда банки переводят свои прибыли в сферу политической власти. В положении, когда банкам разрешена саморегуляция и предоставлено право вето над правительственными регуляторами, экономика настолько искажена, что позволяет банкам предаваться спекуляциям на бирже и откровенному мошенничеству, чем и было отмечено прошедшее десятилетие. Пример Римской империи наглядно демонстрирует, что происходит в том случае, когда требования кредиторов ничем не ограничены. При этих условиях альтернативой правительственному планированию и регулированию финансового сектора становится прямой путь к долговой кабале.

ФИНАНСЫ ПРОТИВ ПРАВИТЕЛЬСТВА; ОЛИГАРХИЯ ПРОТИВ ДЕМОКРАТИИ
Механизм демократии включает в себя подчинение финансовой динамики, служащей для поддержания экономического равновесия и роста, а также обложение налогом доходов рантье и сохранение базовых монополий в собственности государства. Освобождение от налогов или приватизация доходов от собственности «высвобождает» эти средства для передачи в залог банкам с целью обращения в более крупные ссуды. Финансируемая путём долгового левериджа (рост доходности собственных средств в том случае, если капиталовложение или компания финансируются частично за счет заимствованных средств), инфляция цен активов увеличивает состояние рантье, в то же время втягивая в целом экономику в долги. Происходит сокращение экономического роста и обесценивание капитала.

Финансовый сектор приобрёл достаточное влияние, чтобы использовать подобные чрезвычайные ситуации как удобный случай убедить правительства в том, что экономика потерпит крах, если они «не спасут банки». На практике это означает консолидирование контроля банков над политикой и дальнейшую поляризацию экономики. Это базовая модель того, что произошло в Риме, когда демократию сменила олигархия. Фактически, предоставление приоритета банкирам, а планирование экономики Европейскому Союзу, Европейскому Центральному Банку и Международному Валютному Фонду заключает в себе угрозу лишения суверенных государств их права издавать свои деньги или собирать налоги.

В результате подобной ситуации возникает конфликт между финансовыми интересами и национальным самоопределением. Представление о независимом центральном банке как «символе демократии» является эвфемизмом отказа от самого главного политического решения – эмиссии денег и выдачи кредитов – в пользу финансового сектора. Спасение банков, организованное ЕС и ЕЦБ, теперь представляет собой львиную долю увеличивающегося государственного долга. Долги частных банков переведены в Греции и Ирландии на баланс государства и превращены в долговые обязательства налогоплательщиков. То же самое относится и к Америке, где с сентября 2008 года к долгу прибавлены 13 триллионов долларов (на баланс государства переведены 5,3 триллиона долларов непогашенных ипотечных кредитов компаний «Фэнни Мэй» и «Фредди Мак» и 2 триллиона долларов свопов «деньги за мусор» Федерального Резерва).

Все эти шаги продиктованы представителями финансовой сферы, которых называют технократами. Роль этих людей, назначаемых кредитными лоббистами, заключается в расчёте уровня безработицы и депрессии, необходимом для выжимания прибылей кредиторам, чьи долги перешли на баланс государства. Этот расчёт носит самоубийственный характер, поскольку сокращение роста экономики – долговая дефляция (объём расходов падает в связи с тем, что долг частных лиц и фирм слишком велик) – делает долговое бремя ещё менее подлежащим погашению.

Ни банки, ни государственная власть (или университетские академики, если уж на то пошло) не просчитали реалистичную платёжеспособность экономики – т.е. без сокращения её роста. Устами СМИ и аналитических центров они убедили население в том, что самый быстрый способ разбогатеть – это покупать в кредит недвижимость, акции и растущие во вздутой банковскими кредитами цене облигации, отказавшись от существовавшего в прошлом веке прогрессивного налога на богатство.

Говоря начистоту, в результате мы получили барахольную экономику, нацеленную на приведение в негодность государственных балансов путём передачи полномочий по планированию в руки финансовой аристократии на том основании, что это более эффективно, чем государственное регулирование. Государственное планирование и налогообложение обвиняются в том, что «ведут к крепостному праву», как будто подконтрольные банкирам «свободные рынки» получили полную свободу действовать напропалую и не являются объектом планирования в соответствии с особыми интересами, которое носит олигархический, а не демократический характер. Правительствам сказано выплачивать кризисные долги не для того, чтобы защитить свои страны в ходе военного конфликта, как это было в прошлом, а ради выгоды самого богатого слоя населения, повесив его потери на шею налогоплательщиков.

Неспособность принять во внимание интересы избирателей ставит государственные долги в шаткое политическое, и даже легальное, положение. При отсутствии признания их законной силы со стороны народа они могут просто исчезнуть вместе со взявшими их на себя правительствами. Новые правительства могут действовать более демократично, подчинив банковский и финансовый сектора нуждам экономики, а не наоборот. Самое меньшее, что можно было бы предпринять – это вновь ввести прогрессивный подоходный налог и налог на богатство, переложив налоговое бремя на собственность и богатство рантье. Ре-регулирование банковской системы и предоставление кредитов и банковских услуг со стороны государства обновят социальную демократическую программу, которая неплохо реализовывалась столетие назад. Исландия и Аргентина являются самыми последними примерами. Можно вспомнить ещё отказ Германии от репарационных платежей в 1931 году.
Основной математический, равно как и политический принцип гласит: долги не могут быть и никогда не будут выплачены.
Аватара пользователя
regulman
 
Сообщения: 810
Зарегистрирован: 13 янв 2011, 14:10
Откуда: Одинцово Московской области

Re: мозаика

Сообщение regulman » 23 авг 2014, 18:08

SFA03_SFA022825033_X.jpg


Ribbentrop_Molotov_39.jpg


1342238711fa9.jpg


740_333567.jpeg
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Аватара пользователя
regulman
 
Сообщения: 810
Зарегистрирован: 13 янв 2011, 14:10
Откуда: Одинцово Московской области

Re: мозаика

Сообщение regulman » 30 авг 2014, 19:06

Online posts show ISIS eyeing Mexican border, says law enforcement bulletin
By Jana Winter
Published August 29, 2014
http://www.foxnews.com/us/2014/08/29/on ... -bulletin/

EXCLUSIVE: Social media chatter shows Islamic State militants are keenly aware of the porous U.S.-Mexico border, and are “expressing an increased interest” in crossing over to carry out a terrorist attack, according to a Texas law enforcement bulletin sent out this week.

“A review of ISIS social media messaging during the week ending August 26 shows that militants are expressing an increased interest in the notion that they could clandestinely infiltrate the southwest border of US, for terror attack,” warns the Texas Department of Public Safety "situational awareness" bulletin, obtained by FoxNews.com.


 нажми
The three-page bulletin, entitled “ISIS Interest on the US Southwest Border” and dated Aug. 28 was released to law enforcement on Thursday.

“Social media account holders believed to be ISIS militants and propagandists have called for unspecified border operations, or they have sought to raise awareness that illegal entry through Mexico is a viable option,” states the law enforcement bulletin, which is not classified.

It notes no known credible homeland threats or specific homeland attack plot has been identified. That assertion was underscored by Department of Homeland Security Secretary Jeh Johnson, who said Friday that DHS and the FBI are "unaware of any specific, credible threat to the U.S. homeland" from Islamic State.

Despite assurances that no threat to American soil is imminent, the watchdog group Judicial Watch said Friday that Islamic State operatives are in Juarez, just across the border from Texas, and are planning to attack the United States with car bombs.

"Agents across a number of Homeland Security, Justice and Defense agencies have all been placed on alert and instructed to aggressively work all possible leads and sources concerning this imminent terrorist threat," Judicial Watch stated on its website.

The Texas law enforcement bulletin cites suspected fighters from the terrorist group previously known as ISIS and based in Syria and Iraq as eyeing a border crossing.

“The identities of persons operating these accounts cannot be independently verified; however the accounts were selected for monitoring based on several indications that they have been used by actual ISIS militants for propaganda purposes and collectively reach tens of thousands of followers,” states the bulletin. “One account was verified as belonging to an individual located in Mosul, Iraq.”

Some 32 Twitter and Facebook posts monitored by law enforcement over one recent week reflected interest in the southern border, according to the bulletin. The messages, which were forwarded thousands of times, included calls for jihadists to cross over from Mexico to carry out attacks and even alluded to a recent video by U.S. activist James O’Keefe, who was recorded coming across the Rio Grande valley in an Usama bin Laden costume.

The bulletin details numerous “calls for border infiltration” on social media, including one from a militant confirmed to be in Mosul, Iraq who explicitly beckons the “Islamic State to send a special force to America across the border with Mexico.”

“This Twitter account holder, who is the administrator of an ISIS propaganda trading group, stated that the time was right for such an action because ‘the US-Mexican border is now open large numbers of people crossing,’” the bulletin said.

Another message sent out via Twitter suggested that Islamic State fighters have already entered the U.S. via the border, warning that, as a result, “Americans in for ruin (sic).”

The Texas DPS bulletin comes on the heels of a federal Department of Homeland Security and Department of Justice Joint Intelligence bulletin dated August 22, a copy of which was also obtained by FoxNews.com.That bulletin, entitled “Online Reaction but No Known Credible Homeland Threats from ISIL and Its Supporters Following US Air Strikes,”addresses potential threats to the Homeland in response to recent US air strikes on the Islamic State of Iraq and the Levant (ISIL) targets in Iraq and the murder of journalist James Foley.

This bulletin notes that while the FBI and DHS are unaware of specific credible threats against the U.S. from homegrown violent extremists, ISIL or other violent extremist groups overseas “we continue to assess that violent extremists who support ISIL have demonstrated the capability to attempt attacks on US targets overseas with little-to-no warning.”

The report also says that “because of the individualized nature of the radicalization process—it is difficult to predict triggers that will contribute to [homegrown violent extremists] attempting acts of violence…lone offenders present law enforcement with limited opportunities to detect and disrupt plots, which frequently involve simple plotting against targets of opportunity.”

“FBI and DHS assess that civilian deaths reportedly associated with these US military air strikes will almost certainly be used as further examples of a perceived Western war against Islam in English-language violent extremist messaging that could contribute to [homegrown violent extremist] radicalization to violence,” the report notes.

The FBI and DHS bulletin includes a section titled "ISIL Supporters Increasingly Using Social Media to Encourage Violent Acts against US Interests."

"ISIL and its online supporters have employed—and will almost certainly continue—Twitter “hashtag” campaigns that have gained mainstream media attention and been able to quickly reach a global audience of potential violent extremists, highlighting ISIL’s supporter message and encouraging individuals to commit acts of violence, in Iraq or in the West," the bulletin states.

"Several of the Tweets in response to the air strikes featured original and creative use of graphics—including a photo of the ISIL flag in front of the White House—and graphically rendered images depicting desecration of US monuments and landmarks."
Аватара пользователя
regulman
 
Сообщения: 810
Зарегистрирован: 13 янв 2011, 14:10
Откуда: Одинцово Московской области

Re: мозаика

Сообщение regulman » 05 сен 2014, 18:48

Красный флаг Победы. О символике Евразийского Союза
Исполнил Андрей Девятов
2014-08-31 09:34
http://www.razumei.ru/lib/article/2288

 нажми
«Миром правят знаки и символы, а не слова и законы», – учил ещё древних правителей китайский мудрец Конфуций. Поэтому наведение порядка в знаках и символах есть архиважная задача регулярной власти, которая хочет спокойно править, опираясь на то, что в ХХ веке мастера задушевных дел (психологи) назвали «коллективное бессознательное» народов.

Про силу символов хорошо знали большевики. Они воссоздали развалившуюся в феврале 1917 года Российскую империю царей православных династии Романовых, сразу поменяв всю символику.

И здесь принципиально важно, что Красный Флаг Советов цветом совпал с древним треугольным красным стягом Рюриковичей, который и теперь можно увидеть на всех иконах и на рисунках в летописях периода до русского раскола XVII века царя Алексей Михайловича Романова и патриарха Никона. До раскола флаг Руси был красный треугольный. И большевики-ленинцы вернули народу не только исконный красный флаг русской государственности, но и столицу перенесли назад в Москву. При них же в ноябре 1917 года главой Русской Православной Церкви вместо обер-прокурора Синода опять стал Патриарх Московский и Всея Руси. Правды ради следует заметить, что византийского двуглавого орла большевики-ленинцы в первом гербе Российской Социалистической Советской Республики заменили на «красный щит» клана еврейских банкиров Ротшильдов. Но в гербе Союза ССР восходящее Солнце с Востока идеями коммунизма (Рая на Земле) озаряло уже весь Земной Шар. При этом большевики-ленинцы, и особенно Сталин, строили Союз ССР не как бездушную европейскую империю – Третий Рим, а как семью народов – наследницу Святой Руси периода Золотой Орды.

Развал единого надконфессионального и наднационального государства, которым была Святая Русь периода Орды, начался при Иване III (1440-1505). С подачи Папы Римского, который был опекуном Зои Палеолог – племянницы последнего императора Византии – Великой князь Иван III, женившись на сироте, вместе с гербом Византии – черной хищной птицей с раздвоенной головой – принял в наследство от Второго Рима и идею самодержавия на вере. Так Ватикан на вере же и развел православных христиан и правоверных магометан (разделяй и властвуй) А жидовствующие (митрополит Московский Зосима) подбросили в государственное строительство православной империи идею Москва – Третий Рим.

Страстным строителем Третьего Рима стал царь Алексей Михайлович. Под эту идею, с равнением на «лукавых греков» из покоренной магометанами Византии, была проведена реформа православия Святой Руси, поменявшая всю символику веры, а вместе с символикой нарушившая цивилизационный код народа.

Реформа к выгоде разводящих закончилась русским расколом.

Дело происходило на фоне реформации буржуазных революций и появления масонства в Западной Европе. Масоны и подкинули ещё царю Алексею «триколор» в качестве государственного флага.

Ну а окончательно всю византийскую и масонскую символику ввел и узаконил создатель Российской Империи Петр I Алексеевич.

Так Святая Русь из семьи братских народов с этикой совести стала «тюрьмой народов» под диктатурой буквы закона римского права.

В 1991 году Красный флаг победы Советского народа в Великой Отечественной войне с фашистской Германией, флаг покорителей Космоса, флаг надежды на светлое будущее всего человечества был заменен вновь на масонский триколор с раздвоенным византийским орлом. Символы – чуждые цивилизационному коду Святой Руси.

И «Союз нерушимый республик свободных» к выгоде внешних управляющих распался на бутафорию: Содружество Независимых Государств. По разграничительным линиям «хозяйствующих субъектов» распалась бы и Российская Федерация, если бы власть, внимая настойчивым предложениям либералов из гражданского общества и клерикалов из Московской Патриархии, вынесла бы мощи основателя красного государства рабочих и крестьян Ленина из мавзолея. Убрала бы с площадей и вокзалов его памятники, а все улицы и проспекты Ленина переименовала бы в улицы демократии.

О том, что именно так и случилось бы с Новой Россией, ярко свидетельствует то, что в 2014 году стало происходить с Новой Украиной. Создателем украинского государства в тех границах, которые сохранились по ныне, в 1918 году был Великий Ленин.

А развал этого государства, по замыслу планировщиков Запада, начался с сокрушения памятника Ленину в Киеве 08.12.2013г. К 22.02.2014г. – дате государственного переворота – по всей Украине было снесено порядка 60-ти ленинских монументов. Процесс сноса памятников Ленину активизировался в августе 2014, что выступает верным признаком скорого распада государства Украина на части: Новороссию (Донецкая и Луганская народные республики), Новую Хазарию (от Днепропетровска до Одессы). Галичину (Западная Украина со столицей во Львове) и Киевскую Малороссию.

Что касается символов, то коду украинского национализма точно соответствуют красно-черные флаги Правого Сектора. Под этим флагом и будет создан в Галичине очаг реванша «черного интернационала» национал-социалистов Европы.

Цивилизационному коду Киевской Руси с дохристианской троичностью (Правь – Явь – Навь) и Святой Троицей православия точно соответствует, исконный символ Трезубца, напоминающий летящего сокола в стремительном пикировании на добычу.

Что касается Новой Хазарии, какое бы имя это государство под управлением иудеев не получило официально, то её символом, соответствующим Завету Бога с евреями будет «Радуга в облаке»: семь полос спектра на белом фоне.

Символы ныне принятые на юго-востоке Украины в Новороссии не являются архетипическими для русской цивилизации. В этом и состоит беда как Новороссии, так и Большой России с масонским триколором и раздвоенным византийским орлом. Коллективное бессознательное народов России этими символами бездушной тирании Рима подавляется к смирению и терпению. Преодоление же беды подавленности русского духа требует верных символов.

Таким бесспорным символом оптимизма, воли и геройства людей русской культуры выступает Красный треугольный стяг победы и восьмиугольная скифская звезда мира видимого и невидимого, ныне одинаково почитаемая и у православных и у правоверных. На этих символах можно строить Евразийский Союз.
Аватара пользователя
regulman
 
Сообщения: 810
Зарегистрирован: 13 янв 2011, 14:10
Откуда: Одинцово Московской области

Пред.

Вернуться в Завалинка

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0

cron